Три года назад три раза в неделю я занималась джаз-модерном. И вот однажды, когда я, пропустив месяц занятий, пришла, одна девочка спросила у меня, где я пропадала. На что я, ни секунды не колеблясь, ответила: «Выходила замуж». Несовершенный вид глагола как нельзя лучше отражает всю прелесть этого события, именно таким оно было у меня – казалось бы, бесконечная подготовка, ожидание, миллион ссор, слез, нервов – и всего лишь один день, в который мы наслаждались (или пытались насладиться) результатами этой подготовки. 

При этом «бесконечная подготовка» длилась всего два месяца. Нет, мы, конечно же, заказали банкетный зал, нашли фотографа и видеооператора за три месяца до свадьбы. А потом, с чувством выполненного долга, как могли, растягивали подготовку так, чтобы основная ее часть пришлась на предсвадебную неделю – чтобы более полно и глубоко прочувствовать сладость предпраздничных хлопот. Если быть еще точнее, растягивала ее, конечно же, я. «Еще столько времени, мы все успеем», – если бы меня попросили придумать девиз к нашей свадьбе, то это определенно он. 
Чуть больше, чем за два месяца до свадьбы, я перемерила платья во всех салонах города и, вконец разочаровавшись в городе, свадебных дизайнерах и свадебной моде в принципе, мы заказали шить платье в одном из свадебных салонов. Рисунок платья, сделанный моей мамой, и картинка из интернета «платье 19 века», как ни странно, были поняты, дружелюбно приняты и отправлены на воплощение в реальность. Десяток звонков в салон: «А когда будет следующая примерка? А мы точно все успеем? А фата – мы же совсем забыли про фату?» – и за неделю до свадьбы мое шикарнейшее платье, красивее которого я не видела ничего, наконец-то висит в моей комнате и ждет своего дня. Вместе с фатой, разумеется. 

 

Когда пошив платья был в самом разгаре, я подумала: «Чем же хуже мой жених? Надо и ему сшить костюмчик в стиле той же эпохи». Схема была уже накатанная – рисунок, картинка, салон, выбор тканей, несколько примерок. Восторженные взгляды и возгласы самих портних, самозабвенно крутившихся вокруг моего жениха – пришлось потерпеть и это, ибо оно того определенно стоило. Все получилось так, как задумывалось, и это было прекрасно.

Во время подготовки к свадьбе у меня открылись неизвестные мне ранее способности. Я иронизирую, конечно, ибо приглашения, рассадочные карточки и таблички с номерами столов  – они, конечно, были не настолько шикарны, чтобы я перестала их сравнивать с профессиональными работами, но достаточно хороши, чтобы я ими гордилась и принимала комплименты в адрес своих рукоделий с искренним чувством собственного достоинства. Вообще, я очень скучаю по дням и вечерам проведенных в компании лент, кружев, клея, бумаги, ножниц, полужемчужинок (какое новое слово я узнала!)… Когда с десятой-двадцатой попытки из ленточек начинали получаться почти нормальные бантики – это было непередаваемое ощущение радости!

Смешанную радость (смешанную, потому что радость была сопряжена с одной мыслью: успеем ли мы все?) приносили: 
- поиск обручальных колец (купили за две недели до свадьбы); 
- поиск кондитерской, эскиза торта и его заказ; 
- покупка миндалинок в йогуртовой глазури – хотели в сахарной, но не успевали найти – в подарки гостям; 
- безвылазное сидение на свадебных сайтах в поисках интересных идей; 
- поиск музыки для танцев, для входа в зал, танца с папой, выноса торта и прочих важных событий торжественного банкета.

 

Не знаю, приносили ли родителям радость постоянные поездки в другой город, поиски машин, бесконечная разработка схем доставки и размещения гостей на базе отдыха плюс рукоделие в свободные от этих дел минуты; потраченные время, силы, деньги и нервы на периодические со мной ссоры. Но спасибо им за это огромное.

Радость приносили репетиции нашего свадебного вальса. Именно вальса – на меньшее мы не были согласны. Занятия с профессиональным хореографом-постановщиком спортивно-бальных танцев дали определенные результаты: мы научились делать правый поворот и теперь можем блеснуть этим, если представится такой случай. Но в какой-то момент, когда мой жених уже запомнил последовательность всех этих па и мог повторить их, разбуди его ночью, я вдруг поняла, что это не тот танец, который мне нужен. Слишком уж все просто. Интернет, видеозаписи вальсов с различных конкурсов мира и – «Дмитрий Александрович, мы хотим так». Дмитрий Александрович, спасибо ему, помог воспроизвести почти все, что было на видео и даже научить этому нас, но оставшуюся часть нам пришлось воспроизводить самим, поскольку наш тренер уехал на соревнования. Мы вроде бы и справились, но новая информация почему-то вытеснила старую из памяти моего жениха – он постоянно путал те самые движения, которые мы выучили в самом начале. В день свадьбы, естественно, запутались пару раз, но общие впечатления были чудесные. Гости хлопали, жених меня обнимал – это было настолько восхитительно, что я даже не могла себе этого представить. 

Вообще, многое из того, что было тем вечером, я не могла представить, вернее, представляла совсем по-другому. Например, мое второе платье для переодевания осталось нераспакованным, потому что свадебное платье снимать совершенно не хотелось, настолько я чувствовала себя в нем хорошо и органично.  
Если честно, в день свадьбы у меня было настроение лучше, чем после свадьбы. После свадьбы я начала вспоминать, что мы не успели сделать или сделали не так... Но, может быть, невозможно, чтобы все шло по плану? Все было так, как было, и в любом случае, этот день был единственным и прекрасным. 
Наши гости были довольны и рады, и может быть, даже счастливы – а это, так уж получилось, было основной целью нашего праздника. Хотела бы я изменить все и отметить этот день узким семейным кругом или посвятить его полностью нам двоим? Нет. Потому что теплые улыбки и взгляды, объятия и добрые слова всех этих дорогих людей составили ту неповторимую атмосферу праздника, которая все еще в наших сердцах, и которая, так хочется, чтобы оставалась там всегда.